СОЛО на клавиатуре

Если робот сделал фото, то владеет фото кто?

https://www.computerra.ru
05.09.2018

Вторжение «умных» вещей в быт ставит множество новых вопросов — вопросов, которыми до недавнего времени интересовались лишь фантасты и фантазёры. Но в последние годы технический прогресс на этом направлении неожиданно оказался столь значительным, что быть готовым ответить на те же самые вопросы нужно уже каждому. Не отвертеться! Нужно знать, как вести себя, столкнувшись с тем или иным техническо-социально-правовым казусом!

Вопросы эти часто серьёзные, вроде разобранного здесь не так давно практического применения теста Тьюринга (см. «ИИ, представься!»). Но попадаются и забавные, хоть, впрочем, и они скрывают под собой толстенный пласт нетривиальных умозаключений. Вот одним из них сейчас давайте и займёмся. Итак, подумайте и ответьте: кому, как вы считаете, должна принадлежать фотография, выполненная роботом?

Улыбнулись? Не спешите. Ещё год назад он если кого-то и мог заинтересовать, то лишь узких специалистов, да мечтателей, но за этот самый год кое-что принципиально изменилось. А именно появились «умные» бытовые устройства, не просто умеющие фотографировать, но и наделённые значительной самостоятельностью. Так что вроде бы смешная задачка в любой момент теперь может ударить по самому больному, то есть по кошельку. Чтобы было наглядно, позвольте нарисовать гипотетическую (пока!) ситуацию.

Итак, представьте... Вы покупаете «умную» фотокамеру, наученную делать снимки самостоятельно. Фаворит здесь — Google Clips, встроенный в которую ИИ умеет и выбрать момент, и оценить ракурс (см. «Кто пустил ИИ в дом?»). Не планируя «ничего такого», вы отправляетесь на воскресную прогулку с семьёй, пользуетесь новенькой камерой по полной программе, крепя её там и здесь, предоставив ей полную свободу действий. А когда возвращаетесь, то среди десятков кадров, отснятых «роботом», находите так сказать жемчужину.

Не так важно, что именно это будет за кадр, что за сцена. Важно, что вы моментально понимаете: снимок можно продать за хорошие деньги! Скажем, отправив в известное новостное агентство или разместив в платной фотоколлекции. И мысленно уже видите себя смеющимся по дороге в банк.


Пока ещё большинство удачных снимков сделаны человеком. Но вы должны согласиться, что робот, умеющий понять, что момент интересен, и способный ради этого момента ждать часами, имеет больше шансов поймать «удачу за хвост».

Но — стоп, стоп! Позвольте прервать эту сладкую историю. Вопрос, который нужно задать себе прежде всего: кому принадлежат права на фотографию? И не подумайте, что я шучу. Большинство из вас, конечно, не сомневается, что фотография в данной ситуации ваша. Но вы делаете это по привычке и незнанию, ибо с подобным раньше не сталкивались. А на самом деле тут всё сложней. И юристы, нынче весной попытавшиеся разобраться в проблеме с опорой на закон, говорят, что даже очень сложно. Юристы эти из Австралии и рассуждения они строили, опираясь на законы своей страны и близких в правовом плане государств. Но, к сожалению, и к нам их построения имеют самое прямое отношение.

Начать с того, что если бы спусковую кнопку нажали лично вы, то сомнений никаких действительно бы не было: вы и были бы владельцем снимка. Вам бы, говоря попросту, «принадлежал копирайт» на это произведение. Проблема, однако, в том, что вы фотоаппарата в тот момент не касались. Обывательская же точка зрения, согласно которой фотография в любом случае принадлежит владельцу фотокамеры, ошибочна: ни на пятом континенте, ни в большинстве других странах принадлежность камеры роли не играет.

Конкретно в Австралии закон определяет правообладателем «персону, которая выполнила снимок». Но искусственный интеллект — не человек, не персона, даже не юридическое лицо. Следовательно, и владельца у данного снимка быть не может. Копирайт закреплён не будет, произведение — автоматически считается ничейным (public domain) и поступает в общественное пользование. Все могут пользоваться им так же, как вы сами!

Применительно к нарисованной выше ситуации это означает, что в первый раз вы деньжат может и срубите, но после того, как хотя бы одна копия окажется в чужих руках, она пойдёт по рукам и страницам без ограничений — и все ваши попытки контролировать процесс окажутся бесплодными. Даже ваше имя под снимком люди упоминать не будут обязаны!

Так обстоят дела в Австралии. Чуть лучше — в Великобритании, где закон определяет несколько иной порядок распределения прав. Правообладателем признаётся персона, выполнившая необходимые для создания фотографии подготовительные операции (то есть, в данном случае, укрепила и включила камеру, ибо с Google Clips ничего больше сделать и нельзя). Уточнение это было внесено в закон именно с целью урегулировать споры вокруг так называемых машинно-сгенерированных произведений. Соответствующая дискуссия ведётся уже треть века, только, по озвученной уже причине, никогда ещё она не была столь острой, как сейчас.

К сожалению, и в Великобритании не всё однозначно. Если дело дойдёт до суда (а подобные дела, как вы увидите, имеют обыкновение до суда доходить), судья может счесть, что ИИ сыграл в процессе съёмки даже более важную роль, нежели человек — и передать все права разработчику ИИ, то есть в данном случае корпорации Google.

Как такой спор разрешится в России, утверждать не берусь: насколько понимаю лично я, у нас австралийский вариант, но если среди читателей найдутся специалисты, буду благодарен за уточнения. Позволю себе лишь усомниться, что ясности у нас будет больше, чем в Австралии или UK: причина, как видите, не столько в самом снимке, сколько в несовершенстве законов, которые просто не поспевают за техническим прогрессом — наши же законотворцы никогда рвением в этом отношении не выделялись.


Знаменитое «обезьянье селфи». Знаменитое, увы, печально: вполне весёлый снимок омрачён многолетним судебным спором. И виновата, конечно, обезьяна: это она нажала на кнопку, а не владелец камеры!

Да, до сих пор именно таких конфликтов не случалось. Но австралийцы совершенно правы, когда утверждают: теперь это лишь вопрос времени. Ведь технически всё готово, а значит, в один прекрасный день Clips или другая камера такой кадр обязательно сделают — и лучше продумать ситуацию заранее. Потому что если не успеем, «смешная проблема» обернётся судебным кошмаром. И прецеденты уже были — вспомните хоть дело об «обезьяннем селфи»!

Подробный рассказ о нём на страницах «Компьютерры» был ровно четыре года назад («Макака и копирайт»), поэтому, если не слышали, отсылаю вас к оригиналу, а здесь восстановлю ключевые детали. Суть: как-то раз дикая обезьяна отобрала у фотографа аппарат и сделала ну очень удачный снимок — который всем захотелось использовать. Владелец фотоаппарата хотел денег, полагая, что он пусть и не автор снимка, но всё-таки его владелец. Но много кто (в частности, официальная Wikipedia) считал, что раз кнопку спуска нажал не человек, то фотография public domain, то есть ничейная. А А А Общество защиты прав животных (PETA) вообще требовало передать права обезьяне (обещая справедливо представлять её интересы)!

И были, конечно, споры в СМИ и на форумах, были суды... Тем не менее, хоть сегодня всей этой истории уже семь лет, она и не думает завершаться! Да, в некоторых случаях участники процесса обоюдно отказались от претензий, но как минимум в одной юрисдикции (США) судья счёл, что хоть истцы и потеряли интерес, ясность должна быть внесена, точка поставлена, ибо на разбирательство потрачено слишком много бюджетных денег, а потому суд продолжается. Кроме того, в случае с PETA фотографу таки пришлось поделиться частью прав, уступив процент от дохода.

Что можно извлечь из этой истории? Во-первых, что готовиться лучше к худшему: будет наивным полагать, что в случае с фотографией, сделанной машиной, страсти улягутся быстрее, стороны легче пойдут на компромисс. Но, во-вторых и в-главных, она позволяет понять, откуда растут ноги у чудовищного, сумасшедшего на первый взгляд предложения наделить роботов правами. Как видите, даже у животных есть права — и, случается, их защищают. Почему же их нет у роботов, которые в интеллектуальном и функциональном планах, по численности, вполне себе с животными уже соперничают?


Это замечательное селфи формально тоже сделано не человеком: оператор просто оставил камеру без присмотра, чем любопытные пингвины и воспользовались. Но запись уже была включена и включена именно человеком, так что скандала, как с той обезьяной, не получилось.

Перебросить мостик над этой правовой пропастью первыми надеются в Европе. Законодатели, юристы и производители в Евросоюзе уже минимум два года обсуждают данную проблему — и смысл предложенного, пусть пока и не утверждённого законодательно, решения сводится к формированию юридической конструкции под названием «электронная персона». Не в том смысле, конечно, что у роботов будет паспорт и права, подобные человеку или хотя бы животным. Электронная персона — искусственная конструкция, статус, родственный юридическому лицу. «Умные» вещи, прежде всего наделённые способностью к самообучению, смогут получать такой статус сразу после выпуска.

Что это даст? Очень полезное следствие. Представьте, что «умная» машина своими действиями как-то навредила людям. Не обязательно она убила кого-нибудь, достаточно, например, спровоцировать дорогостоящий судебный спор (узнаёте?). Так вот вместо того, чтобы тратить на разбирательство деньги налогоплательщиков, их можно будет взыскать непосредственно с машины — которая, как обладающая статусом, родственным юридическому лицу, сможет быть застрахована. Да, это не решит всех проблем и не даст ответов на все вопросы, но всё-таки сразу сделает сосуществование с роботами проще.

Возможно — возможно! — введение статуса «электронной персоны» даст ответ и на вопрос о копирайте. Ведь появится юридическая возможность признать правообладателем робота. Значит, станет возможна выплата ему лицензионных отчислений. У робота будет свой банковский счёт и он даже сможет своими деньгами распоряжаться, так же, как распоряжается кнопкой спуска. Впрочем, поскольку интеллектуально такая машина всё-таки уступает человеку, закон, вероятно, потребует назначать опекуна, которым, конечно, станет покупатель. Вот и всё, пусть непросто и непрямо, но вопрос о копирайте снят.

Завершая этот рассказ, предлагаю задуматься ещё вот над чем: почему сегодня мы считаем само собой разумеющимся обязательно определять правообладателя для каждого произведения? Ведь мир без автоматически назначаемого копирайта возможен и неплох — и мы в нём даже жили, просто уже забыли, как это! Именно таким был мир до Интернета и цифровых технологий в быту. К сожалению, вернуться туда едва ли возможно: глобальные коммуникации сделали лёгким не только дистрибуцию произведений, но и контроль, а это создало соблазн для людей, желающих копирайтом зарабатывать. Так что придётся терпеть, судиться и делить.

Евгений Золотов


← назадоглавление

Оставить комментарий


Ваш комментарий будет опубликован после модерации.


Rambler's Top100
ErgoSolo
© 1997— «ЭргоСОЛО»
Дизайн: Алексей Викторович Андреев
Вебмастер: Евгений Алексеевич Никитин
Пишите нам:
Звоните нам по тел. +7 (495) 995-82-95. Мы работаем круглосуточно. Прямо сейчас на все Ваши вопросы готова ответить наша служба поддержки:
Круглосуточная трансляция из офиса «ЭргоСОЛО»

Поможем бросить курить
Все права на материалы, находящиеся на сайте ergosolo.ru, охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, об авторском праве и смежных правах.
Использование материалов сайта без разрешения ООО "ЭргоСоло" ЗАПРЕЩЕНО!