СОЛО на клавиатуре

Я просто доверяю своим пальцам

05.02.2006

Здравствуйте, дорогие друзья!

В одном из недавних писем я прочла такие строчки:

Всем своим друзьям, которые только начали осваивать компьютер или хотят научиться набирать профессионально текст, я рекомендую использовать Вашу программу. Эмоций у всех много, и услышать можно разнообразные впечатления. Особенно интересно наблюдать за человеком, который непосредственно в твоём присутствии пытается выполнить какое-нибудь задание.

Действительно, «СОЛО» мало кого из учеников оставляет равнодушным, и почти всем интересно бывает знать, как справляются с курсом другие солисты. Всегда ведь хочется сравнить свои ощущения и результаты, понять, что ты делаешь лучше других, а какой опыт стоит позаимствовать. Жаль, что многие проходят «СОЛО» в одиночку, не стараясь увлечь своих друзей или коллег, а значит, лишая себя возможности понаблюдать за их занятиями и сделать интересные и полезные для себя выводы.

Впрочем, читать письма солистов, в которых они рассказывают о своем опыте освоения слепого набора, тоже очень интересно. Сегодня я хочу познакомить Вас со своеобразным дневником, который прислала наша замечательная солистка Ульяна Шутлакан. Итак, читайте.

Почему я стала искать клавиатурный тренажер? Месяц назад меня повысили по службе, набирать приходится все больше и все быстрее. Поэтому и опечаток — все больше. Это вызывает стыд перед подчиненными — нужно соответствовать… Если мой курс будет успешным, я буду рекомендовать пройти его и другим сотрудникам… Тем более, у нас такие объемы и скорости, что никакой корректор не успевает.

Побродила по сайтам, поискала — нашла кучу каких-то тренажеров, скачала самый маленький по размеру. Он оказался для «Лексикона», и кириллица там показала мне большую фигу. Начала скачивать 7-ю версию «СОЛО» — модем предал меня на половине дистанции. Решила скачать пятую версию — и засела на ней на всю субботу. На букве «А» я поняла, как важен ритм. На букве «О» — что важно повторять про себя желаемую к написанию букву. Но повторять «О-пробел» — это означало терять ритм, поэтому мысли мои были просты: «оп-оп-оп-оп-оп-оп-оп…»

Шахиджаняна с его текстами я начала ненавидеть упражнении на шестом. С появлением буквы «Л» я поняла, что клавиатуру месяц назад купила зря. Буква «Л» заедала. Минут 30 я сомневалась, не заедает ли мой палец? Но звук клавиши «Л», выбивающийся из ритма, подсказывал, что дело все же не в пальце. Позанималась еще, поненавидела Шахиджаняна уже со всей компанией, сломала клавишу «Л», обнаружила соринку, убрала. Победила упражнение. Простила Шахиджаняну все.

С буквой «Ф» я поняла, что мой мизинец слишком короток. Способов удлинить мизинец я не нашла, подумала немного о возможности укорачивания безымянного пальца, но, не найдя достойного орудия для срочной операции, была вынуждена успешно выполнить упражнение.

На букве «Ж» я уже понимала, что мизинцы у меня вообще-то ничего, но ошибки раздражали куда больше — с «Ж» надо было скакать на «Enter», а потом заново возвращаться.

На «ФЫВА» я остригла ногти на левой руке. На правой — сами догадайтесь когда.

В три часа ночи воскресенья, сдавшись на 20-м упражнении, ушла спать.

В воскресенье, поняв, что за пятую версию платить странно, скачала восьмую. Все началось сначала.

Теперь тексты я уже почти читала. Даже анекдоты. Так я нашла пимпочки на клавишах и перестала поглядывать на клаву перед началом упражнения. В этой версии ошибки делать немного веселее. На букве «Л», как и рекомендовали, закрыла глаза — звуковое обозначение ошибки прозвучало только один раз. Я печатала, как сайгак, — с закрытыми глазами минут пять на немыслимой скорости — без единой ошибки (как мне казалось). Когда совсем устала ждать подтверждения окончания упражнения — открыла глаза: я «зависла» на первой строке с окошком об ошибке. Долго смеялась.

Все та же буква «Ф»… После первой же моей ошибки программа перестает работать напрочь! Нажимаешь — «ф», печатается — «ф», но окошко ошибки вылетает все равно. Вернулась к старому упражнению — то же самое. Продолжительные и мучительные поиски ошибки дали результат: первой ошибкой нажалось «Caps lock», но понять это было невозможно.

Немного беспокоюсь, что завтра на работе придется писать большие объемы текста старым способом…

* * *

Что такое работать медленно и аккуратно, я поняла только на 20-м упражнении. Кроме просто нового и сложного этапа тренировок, перед этим упражнением у меня был и психологический страх — однажды я уже сдалась именно на нем и теперь все прошла с самого начала. Я просто понимала — если сдамся еще раз, то от быстрой и качественной печати придется оказаться вовсе. Я тщательно приготовилась к упражнению: выпила чая, размяла спину, пальцы… Кроме того, подержала руки под струей воды — это окончательно сняло напряжение и усталость.

Несмотря на все старания, ничего не получалось. Пальцы деревенели, глаза уже не знали, за какую точку на экране уцепиться, мысли в голову лезли только мрачные. Скорость не просто упала — она упала в 4—5 раз от уровня предыдущих упражнений. Шахиджанян уже не веселил.

Пока не наступил тот самый сладостный миг: я смогла, я выдержала, жизнь — удалась!

Несколько упражнений сразу после этого дались уже легче. Этап поиска ритма, правильной осанки, высокой скорости, ушел, надеюсь, навсегда. С 20 упражнения начинается внимательность и аккуратность.

Программу зарегистрировала.

* * *

Дылда папа мучил меня своим ором недолго, благо к этому моменту я заметила, что задания, укладывающиеся в ямб или хорей, удаются мне куда проще. Сложнее с трехстопными или вообще не поддающимися стихосложению словами. Как бы то ни было, очередную паузу из-за ошибок в 25 упражнении я посвятила телефонному звонку домой: «Алло, папа?» По случайному совпадению, в этом упражнении почти вспоминали и мою маму, которую зовут Ава.

«Форвард» оказался проще слов «провожал» и «дрожал». Думаю — просто потому, что я ничего не понимаю в футболе. На «форварде» я стала понимать, что лучше всего мне удаются буквы, которые доставили хлопот в первых упражнениях, когда происходило слепое знакомство с клавишами. «Д» чаще всего пропадало из-под нужного пальца, хотя раньше особых хлопот не доставляло.

А вот ни «Л», ни «Ж» в «лаже» хлопот не доставляли никаких. Напомню, «Л» в самом начале тренировок доставило мне много мучений из-за засоренной клавиатуры. Кроме того, слово «лажа» на моем родном языке означает лошадь, что не несет в себе никакой негативной окраски.

Где-то на этом этапе я вдруг для себя поняла, что оставлять упражнение на половине слова — нельзя. Даже если первые четыре строки удались на отлично, отвлекаясь на телефонный звонок, вы рискуете потерять достигнутое.

Почему «дорожал», а не «дорожала», — спрашивала я. Что может путного родить мужчина, кроме идей? Но успешно закончить упражнение помогло только осознание того, что слово имеет отношения не к родам, а больше к товарно-денежным отношениям.

Смысл стал довлеть над тренировкой. Удача в одном из упражнений (я сделала его с первого раза на отлично) повергла меня в откровенную депрессию. Сопроводительный текст гласил вначале, что, возможно, я талантлива. И чуть ниже — что я могу обманывать… себя.

Дело в том, что я очень долго прислушивалась к себе в своей жизни — не талантлива ли я? Не очень давно поняла: да, талантлива. Но тут засомневалась в себе очень серьезно. Так, что в последнем на сегодня упражнении «жал» вместо каждого пробела захотелось ставить мягкий знак.

* * *

Перед выполнением 35 упражнения я насочиняла словосочетания среднего ряда: «проводы довода», «эра Форда», «подол Фрола», «выдра выла», «дрова Жоры», «прорыв жара» и прочую ерунду, которая меня не спасла от «провала».

Пока 44 безуспешные попытки!

Я нашла 35 причин того, почему мне не удалось в первый же день покорить 35 упражнение. Во-первых, я не выпила свежевыжатого сока. Во-вторых — я не могу сказать, что я выспалась. В-третьих, я не прочитала все произведения Шахиджаняна, в-четвертых — у меня не раздельная клавиатура, в-пятых, я не всегда улыбаюсь на выскакивающее окошко сообщения об ошибке, в-шестых, я не могу назвать себя терпеливой, в-седьмых, «СОЛО» открыло мне глаза — я не аккуратна, в-восьмых, тайком от совести я днем печатаю старым способом, …, в-тридцать-пятых — мама роди меня обратно!

Это очень сложное упражнение. Мне нечем поделиться сегодня с будущими солистами. Тем более, я уже знаю — как бы ни были хороши советы разработчиков, способ прохождения конкретного упражнения каждый выбирает по себе.

Уже не знаю, пройду ли я «СОЛО» до конца, но одно обещание Шахиджанян точно выполнил. Благодаря программе исчезла бессонница — каждую ночь я падаю в сон от усталости, будто весь день грузила вагоны.

* * *

Ну и как же я сделала 35 упражнение?

На ощупь.

Выглядело это именно как слепой метод: полностью расфокусированное зрение, которое позволяет замечать всплывающие окна ошибок, мягкое поглаживание клавиш перед нажатием и постоянный поиск «пимпочек». Слепота в чистом виде. На ощупь.

Больше всего меня раздражала, конечно, вдова повара. С виду вполне добропорядочная роженица всегда неожиданно для меня начинала ржать, когда упражнение уже почти выполнено. За время многочисленных «пяти секунд терпения», я, наконец, поняла, что только истеричка, способная ржать сразу после родов, могла довести бедного повара до могилы. Любимым персонажем «СОЛО» стал для меня лорд. Такой милашка, в отличие от напыщенного пэра, вечно мешающего мне успешно закончить упражнение.

Самым сложным оказалось упражнение 35.1. Но старания и страдания не были напрасны — 35.3 покорилось со уже второго раза.

Что мешает плохому солисту? Конечно клавиатура. У моей клавиатуры все крайние правые клавиши почему-то имеют вольный размер.

…Все застопорилось снова на 36 упражнении. Я журналист, выполнение упражнения совпало с сильнейшими морозами и страшными пожарами по всей России. Поэтому рытье водопровода всеми действующими лицами воспринималось особенно. Пальцы мерзли, но не заниматься хоть несколько минут в день уже нельзя. Включала терпение, которого по данным статистики, у меня уже накопилось более чем на три часа.

* * *

Не могу сказать, что 37 упражнение вызвало удивление. Скорее досаду. «Ну, наконец-то», — подумала я. Нечто подобное было остро необходимо мне на 35 уроке. Там я поняла значение самых первых упражнений. Доминирующей клавишей среднего ряда стала «Л». Я использовала её во всех сложных случаях. Безымянный палец сам принимал такое решение, а сознание отключилось от процесса полностью — подозреваю, что от усталости. Это была очень тяжелая рабочая неделя…

Упрямое стремление сделать упражнение во что бы то ни стало так же вредно, как и упражнения, сделанные с первого раза. Когда-то «В» далось мне легче всего. Теперь «В» предает меня слишком часто. Статистика клавиш была бы весьма полезна, я думаю. Если такая статистика будет работать в программе, солисты могли бы делать перерыв в сложном упражнении с пользой. Штрафное легкое упражнение (два ряда буквы «В», например) только помогло бы мне.

Подобная разминка нужна и после возвращения к программе. Особенно, когда 10 часов до изнеможения набираешь старым способом. Включаться в занятия сразу — тяжело и похоже на садомазохизм. Возвращаться и искать нужное упражнение в содержании куда сложнее: названия упражнений лиричны, но не дают исчерпывающей деловой информации.

Программа вообще часто «сюсюкает». Для многих солистов, наверное, это необходимо: для студентов, безработных, впервые овладевающих печатью… Мне не хватает сугубо делового подхода. Например, планирования своего времени. Я не знаю, как планировать свой график, потому что не знаю, какие сюрпризы еще готовит «СОЛО», и сколько времени мне потребуется. То же «Л» убеждает меня в необходимости прогонять упрямого солиста из программы. Для ослов и баранов должен быть предел: не хотят отдыхать — нужно их вынуждать.

37 и 38 упражнения оказались приятными и легкими, а вот 39 стало проблемным из-за моего стремления сделать лучше. Сделать лучше получилось на следующий день, легко и просто. Вернулся кураж, главный помощник творчества.

* * *

Кураж пропал на 40 упражнении. Предполагалось, что это будет какой-то большой и важный этап. Я действительно подвела итоги. Итоги выглядят неутешительно.

Кому рассказать? Я ложусь с Шахиджаняном. Я с Шахиджаняном встаю. Мало того, Шахиджанян заботливо интересуется: а не снится ли мне еще его «СОЛО»? Лучше, чтоб снилось, считает он. Между тем, что я имею? Почти четыре часа терпения, еще большее количество опечаток на работе, хроническое недосыпание (ибо время для «СОЛО» я могу красть только у сна) и головную боль… Сомневаюсь, что мой опыт может быть положительным. Да и не хочу, если честно, быть примером.

После очередной безуспешной попытки преодолеть 40 упражнение забрасываю «СОЛО» уже надолго.

В силу некоторых обстоятельств, я уже несколько лет не совершала крупных и масштабных ошибок. Оплошности, неточности — да. Я уже привыкла побеждать. Я привыкла принимать правильные решения стремительно — такова особенность моей профессии. Но в этот день я вдруг поняла, что потеряла легкость именно в принятии решений. Постоянные размышления на тему, так ли я питаюсь, не слишком ли я тороплюсь, достаточно ли я сплю, достаточно ли я бываю на воздухе, ту ли профессию я выбрала, не обманываю ли я себя, спокойна ли я и т.д. привели к катастрофическим последствиям — я потеряла уверенность в себе. С гуляниями и прочими проблемами, конечно, все ненормально. Но вырваться из этого замкнутого круга — это пока слишком кардинально.

* * *

Поставила себе забавную штучку — счетчик количества набранного текста. Эта примочка позволила мне понять, что я просто не имею понятия об объемах печати, которые преодолеваю в течение рабочего дня. Более 10 тысяч за два часа работы. Это слишком много для привычного способа набора.

В чистом виде необходимых текстов я набираю немного. Страниц 7—15 в день. Оказывается, очень велики мои рабочие обсуждения в аське и в почте. Конечно, меня всегда напрягала необходимость одновременно отвечать 3—4-5 людям, но я не представляла, что это достигает таких объемов.

Нужно вернуть себе уверенность в себе. Набираю 6 строчек слова Шахиджанян двумя пальцами… Нужно вернуть себе уверенность. Это возможно только после прохождения 100 упражнений «СОЛО».

Владимир Владимирович, а я Вам еще не снюсь?

* * *

Начиная с 40 упражнения, я поменяла тактику работы. Теперь тренируюсь на ноутбуке. Развалившись в кресле перед телевизором, выключив звук программы, поглядывая в компьютер лишь иногда. Чтобы почитать задание, уточнить нужное положение пальцев или исправить ошибку.

На ноуте работать приятнее. Там упругие клавиши и «пимпочки» очень хороши — их не надо «выщупывать», они заметны.

Еще один важный плюс работы на ноуте — возможность расслабить спину. Это будет серьезным аргументом для прохождения СОЛО именно для владельцев ноутбуков. Благодаря слепому методу можно спокойно положить шею на спинку кресла и немного отдохнуть, не сильно отвлекаясь от работы. А уж для работы на ноутбуке в транспорте альтернативу слепому методу печати, предполагаю, вообще трудно найти.

Мне почему-то кажется, что эта копия программы немного иная — другие тексты сообщений об ошибках… Кажется почему-то, что вторая копия мне ближе. Почему — не знаю. А больше всего мне из сотен «ошибочных» окошек помогает Марина Цветаева. Кстати, почему об ошибках программа говорит, а фанфар при удачном прохождении нет?

На пятерки работать я не стремлюсь, но на какой-то уже своей скорости — да. С 35 упражнения я нажимаю на крестик и доделываю задание. С 40 упражнения что-то изменилось, включилась какая-то внутренняя защита. Ошибки теперь случаются в основном только при переходе к другому слову. Упражнения в большинстве даются с первого или со второго раза. Я просто доверяю своим пальцам. Пальцы оказались умнее меня. Верхний ряд и нижний дался достаточно легко.

Дошла до 52 упражнения. Оно большое. Не стала его заканчивать — пора и отдохнуть.

Сейчас набираю текст уже почти вслепую. Но ошибок много.

Ульяна Шутлакан

Забегая вперед, скажу, что с 52 упражнением Ульяна успешно справилась. Надеюсь, что через некоторое время она расскажет нам о том, как проходила вторую половину курса.

И, конечно же, мы ждем писем от всех остальных наших солисток и солистов.

Вот и все на сегодня.

Ваша Валерия Вадимовна Мартемьянова


← назадоглавлениедалее →

Оставить комментарий


Ваш комментарий будет опубликован после модерации.


Rambler's Top100
ErgoSolo
© 1997— «ЭргоСОЛО»
Дизайн: Алексей Викторович Андреев
Вебмастер: Евгений Алексеевич Никитин
Пишите нам:
Звоните нам по тел. +7 (495) 995-82-95. Мы работаем круглосуточно. Прямо сейчас на все Ваши вопросы готова ответить наша служба поддержки:
Круглосуточная трансляция из офиса «ЭргоСОЛО»

Поможем бросить курить
Все права на материалы, находящиеся на сайте ergosolo.ru, охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, об авторском праве и смежных правах.
Использование материалов сайта без разрешения ООО "ЭргоСоло" ЗАПРЕЩЕНО!
return_links(); ?>