СОЛО на клавиатуре

Соло за полярным кругом

Дмитрий Иванович
31.12.2008

Если посмотреть на физическую карту России, нельзя не отметить, что две трети нашей страны занимают обширные области Сибири и Дальнего Востока, а это — непроходимые таёжные леса, топкие болота, дышащие огнём сопки, фактически непригодная для жизни тундра и редкие города, расположенные в десятках, а то и сотнях километров друг от друга. Повторяю, две трети страны… Поэтому я всегда считал, что человек, который никогда не был по ту сторону Уральских гор, не способен сформировать объективное мнение о родной стране, прочувствовать её всецело и понять. Это одна из причин, по которой я всегда хотел побывать в Сибири, а конкретно — на Крайнем Севере, в Заполярье.

Мне, человеку, прожившему одну половину жизни в зоне с умеренно континентальным климатом, а другую — с субтропическим, было свойственно романтизировать жителей севера, так называемых сибиряков и полярников, вынужденных жить и работать в суровых условиях, добывать полезные ископаемые, строить дороги и мосты, растить детей, обеспечивать семьи. Именно по этой причине я всегда мечтал оказаться там, в одном из маленьких сибирских городков, что прячутся средь елей густой тайги или холмов бескрайней тундры, дабы ощутить на себе, каково это — жить в мире вечной мерзлоты и полярной ночи.

9-го декабря 2007-го года я получил сообщение от Максима Андреевича Меньшикова, нашего исполнительного директора, о том, что на моё имя куплен билет на самолёт, следующий рейсом Москва — Салехард. Вылет — завтра. Дело в том, что за несколько дней до этого к нам на фирму позвонили из далёкого северного города Лабытнанги и пригласили сотрудников «ЭргоСОЛО» для проведения занятий по машинописи. Подобного опыта у фирмы не было, поэтому к предложению поначалу отнеслись несколько прохладно. Однако представители «Мостостроя» позвонили ещё раз и ещё, и стало ясно, что такая поездка не только возможна, но и необходима, как начало чего-то совершенно нового и перспективного для нас.

Тут я хочу отдать должное Максиму Андреевичу, который порой выполняет функции не только исполнительного директора, но и самого исполнителя и организатора. Буквально за сутки он подготовил билеты для меня и Людмилы Аркадьевны, документы, расписание поезда-экспресса до Шереметьево, инструкции о том, кто нас будет встречать в Салехарде и так далее, и привёз всё это вечером к метро Дмитровская, где я живу, да ещё и до дома подбросил. И это в тот день, когда Максиму Андреевичу нужно было ещё посетить презентацию «Соло на клавиатуре». Короче говоря, с отъездом у нас проблем не возникло — всё прошло так, как если бы было рассчитано по минутам: встреча в метро — экспресс до аэропорта — автобус — самолёт.

Последний раз самолётом я летал в 1991-ом году из Москвы в Баку, поэтому в первые минуты полёта моё сознание не покидал страх, что белокрылая машина с красной надписью «Ямал» на фюзеляже вот-вот потеряет высоту и рухнет вниз, хотя, согласно статистике, самолёты считаются самым безопасным транспортом. Статистика не подвела — мы успешно приземлились в аэропорту Салехарда, и стюардесса «обрадовала» нас объявлением, что температура воздуха в городе — 25 градусов по Цельсию.

Не успели мы выйти из самолёта, как в лицо ударил колючий морозный ветер; повсюду, куда ни падал взгляд, лежал снег. После слякотной и промозглой Москвы зрелище сие казалось по-настоящему сказочным, особенно на фоне современного здания аэропорта, сверкающего в полярной ночи разноцветными огнями.

Наслаждаться «прелестями» здешней погоды нам не пришлось. У контрольно-пропускного пункта нас встретила Людмила Ивановна Юдина, исключительно добродушная и отзывчивая сибирская женщина, главный инициатор нашего приезда, которая тут же усадила нас в тёплую машину и повезла в посёлок при станции Обская. Именно там находится управление «Мостостроя 13», то есть, на несколько километров севернее от Лабытнанги. Или Лабытнангов (местные жители название города обычно склоняют, мотивируя тем, что Лабыт-Нанк в переводе с языка хантов означает «Семь лиственниц»). Дорога пролегала через широкое — почти три километра — русло реки Оби. Один из наших попутчиков, Владимир Григорьевич Дубинин, рассказал о том, как готовят ледовую дорогу: заливают водой, чтобы увеличить слой льда, затем выставляют вешки, разделяя трассу на два пути с односторонним движением. Первые дни пропускают только машины общим весом до трёх тонн, а спустя несколько дней — грузовые. Двигаться по дороге нужно на расстоянии сто метров друг от друга, чтобы снизить давление на лёд. Владимир Григорьевич — один из главных специалистов «Мостостроя 13», мостовик со стажем. Это чувствовалось по уважительному отношению к нему более молодых работников. Занятия по «Соло на клавиатуре» начал до нашего приезда, и на скептические замечания относительно своих способностей иронически отвечал, дескать, и обезьян учат на велосипеде кататься. Забегая вперёд, скажу, что Владимир Григорьевич действительно научился печатать и теперь печатает очень даже неплохо.

В главном офисе «Мостостроя 13» нас встретил исполнительный директор Александр Иванович Юдин, супруг Людмилы Ивановны, не менее добродушный и гостеприимный, который провёл нас в кабинет Павла Борисовича Небова, председателя совета директоров. Честно скажу, таких людей, как Павел Борисович, мне доводилось встречать крайне редко. Всегда бодрый, весёлый, с искрящимся, лучистым взглядом, и главное — верящий в то, чем занимается. Позже я понял, что подобными эпитетами можно наградить любого из тех, кто работает в этой организации. В своей работе Павел Борисович компьютер не использует, из принципа все документы обрабатывал и обрабатывает вручную, «по-старинке», но, тем не менее, потратил два года на то, чтобы научиться печатать на клавиатуре. Опять же, из принципа. Принцип прост и очевиден: печатать при помощи слепого десятипальцевого метода набора необходимо, потому что естественно. Учитывая всеобщую компьютеризацию, иного способа и быть не может. Объяснив свои идеи относительно обучения всех сотрудников, Павел Борисович и Александр Николаевич пожелали нам удачи и распорядились насчёт ужина и ночлега. Небольшое отступление: с некоторыми учениками мы уже были знакомы — для прохождения экспресс-курса машинописи они приезжали в Москву и проходили обучение в нашей очной школе. В частности, Владимир Павлович Горшков, генеральный директор и прекрасный человек.

Ужинали мы в местной столовой, где, надо сказать, кормят очень хорошо и питательно, да и непростые климатические условия не позволяют кормить как-то иначе. Поужинав, мы разъехались по домам: Людмила Аркадьевна — в «город», в Лабытнанги, а я в своеобразную гостиницу для мостовиков, на местном сленге — в «заежку», где жили «вахтовики» — работники, прилетающие сюда из разных городов и работающих по сорок пять дней. Ещё одно наблюдение — если на работе соблюдается субординация между инженерами и простыми механиками, то в «заежке» все равны. Абсолютно не важно, кто моет посуду, убирает со стола и так далее. Там же мне довелось познакомиться со славным парнем Андреем из Нефтюганска, оказавшимся весьма интересным собеседником. За неделю моего пребывания на Ямале Андрей рассказал немало северных историй, на основе которых можно написать не одну книгу. Одним словом, устроился я замечательно.

Теперь о работе. Наш рабочий день начинался в десять утра, за час до рассвета. Декабрьское солнце в тех краях лишь на два-три часа показывается над горизонтом, после чего вновь исчезает, уступая место долгой полярной ночи. Итак, в десять утра за нами приезжал специально выделенный для нас водитель Алексей, чтобы отвезти в столовую, где нас ждал плотный завтрак. После завтрака начиналось обучение. В течение часа замечательная Людмила Аркадьевна читала своеобразную лекцию о том, как следует сидеть за компьютером, как правильно находить те или иные клавиши, как работать с текстом, как справляться с собственными комплексами, которые сопровождают и тормозят обучение, и отвечала на многочисленные вопросы. Чем дольше она говорила, тем меньше сомнений относительно собственных возможностей оставалось у слушателей. Я же в это время занимался подготовкой рабочих мест: устанавливал программу на компьютеры, проверял работоспособность сервера, отсылал в Москву электронные письма с просьбой выдать регистрационные коды. Когда теоретическая часть заканчивалась, сотрудники расходились по своим кабинетам и приступали непосредственно к практике. Мы же с Людмилой Аркадьевной контролировали занятия, помогали советом, демонстрировали правильную работу с клавиатурой. Кому-то обучение давалось легко, кому-то — не очень, поэтому нужно было учитывать индивидуальные особенности характера каждого человека и для похожих, на первый взгляд, проблем искать такое решение, которое бы помогло конкретному «солисту».

После обеда нас отвозили в главный офис, где всё повторялось. Людмила Аркадьевна повторяла теоретическую часть, а я готовил компьютеры, регистрировал программу и решал частные проблемы с настройкой системы и работой программы. И опять — обход кабинетов, контроль, помощь и советы. Одним словом, работа кипела. Научить печатать сорок человек — это не шутка! Вечером мы ужинали и снова разъезжались по домам.

Так проходил день за днём. Страх перед клавиатурой постепенно пропадал. Сотрудники «Мостостроя 13» не без удовольствия почувствовали, насколько увлекательным и лёгким может стать любое обучение, если правильно к нему подойти. Неуверенность в движениях исчезла. Исчезли и негодование, и злость на клавиши.

В понедельник Людмила Ивановна решила устроить нам небольшой отдых и организовала экскурсию в городок Харп, находящийся у подножья Уральских гор. Самих гор, правда, мы так и не увидели, потому что поднялась сильная метель. Зато у продовольственного магазина встретили настоящих хантов. На фотографии автор сей статьи, Людмила Ивановна и коренные жители здешних мест.

Ханты (слово «хант» в переводе на русский означает «человек») — удивительный народ, уникальный своей самодостаточностью, как и остальные северные народы. Несмотря на то, что нынче двадцать первый век, век прогресса и новых технологий, они, образованные и вполне современные люди, по-прежнему пасут оленей в тундре, живут в чумах и ездят в нартах. Сотрудница природно-этнографического комплекса в Горно-Князевске, куда нас повезли во вторник, рассказала о том, что современные ханты используют в качестве источника энергии дизельные генераторы, смотрят телевизоры и ездят на снегоходах. Мне лично сложно представить, о чём думает человек с совершенно иными моральными ценностями и взглядом на окружающее, наблюдая в телевизионных программах за тем, что происходит в мире

В последний день нашего путешествия, который мы запланировали как выходной, отдохнуть не получилось — многие работники вернулись с «трассы» («вернуться с трассы» означает приехать с места строительства) и, узнав о нашем приезде, тоже захотели послушать Людмилу Аркадьевну и позаниматься. То есть, учеников оказалось гораздо больше, чем мы предполагали. Впрочем, пусть читатель не думает, что помогать людям изучать «Соло на клавиатуре» было нам в тягость. Ничего подобного! Мне подобная работа доставляет только удовольствие. А самое приятное в этом действе — видеть радость на лицах учеников, когда они, переступив через собственные страхи и сомнения, начинают добиваться определённых результатов.

Перед отъездом Людмила Ивановна и другие сотрудники вручили нам подарок — копченого муксуна, рыбу из семейства лососевых, которая обитает в сибирских реках и заливах Северного Ледовитого океана и высоко ценится столичными чиновниками — им эту рыбу постоянно привозят в виде подарков из Сибири. Вечером в «заежке» лично для меня под руководством механика, талантливейшего во многих областях (в том числе и в кулинарии) человека, Бориса Михайловича Шеманина, в народе — Михалыча, был организован ужин. Мы сидели в тёплом помещении за кухонным столом, а за окном стояла полярная ночь, дул ветер с Оби и было так спокойно и душевно, что совершенно не хотелось уезжать. Однако уехать всё-таки пришлось. Уже утром белокрылый самолёт с надписью «Ямал» на фюзеляже унёс нас в серую и приунывшую без снега Москву.

Что наша поездка дала сотрудникам «Мостостроя 13»? Многие научились печатать на клавиатуре при помощи «слепого» десятипальцевого метода, а те, кто в силу некоторых причин не смог уделять работе с «Соло на клавиатуре» достаточное количество времени, постигли основы машинописи и получили стимул к дальнейшим самостоятельным занятиям. Что наша поездка дала фирме «ЭргоСОЛО»? Во-первых, опыт. У нас подобное мероприятие, как говорилось выше, проводится впервые, и тот факт, что оно прошло успешно, говорит о многом. Во-вторых, появились перспективы для дальнейшего развития этого направления. В-третьих, время покажет.

Теперь, когда я сижу перед гигантской картой Ямало-Ненецкого автономного округа, подаренной невероятно способным учеником Богомоловым Андреем Николаевичем, он же — заместитель директора, ищу взглядом город Лабытнанги, посёлок Обской, железную дорогу и вспоминаю действительно храбрых и отчаянных людей, которые, несмотря на тяжёлые субарктические условия, строят мосты над реками и болотами, продвигаясь всё дальше и дальше на север. Как сказал однажды Андрей Вадимович Макаревич: «реки разъединяют нас, а мосты помогают объединится». Словом, важное и нужное дело делают работники «Мостостроя 13». И мне очень приятно и тепло от одной мысли о том, что я хоть в чём-то смог им помочь.

Вот и вся история о том, как я посетил одно из самых лучших мест на нашей планете.


← назадоглавлениедалее →

Оставить комментарий


Ваш комментарий будет опубликован после модерации.


Rambler's Top100
ErgoSolo
© 1997— «ЭргоСОЛО»
Дизайн: Алексей Викторович Андреев
Вебмастер: Евгений Алексеевич Никитин
Пишите нам:
Звоните нам по тел. +7 (495) 995-82-95. Мы работаем круглосуточно. Прямо сейчас на все Ваши вопросы готова ответить наша служба поддержки:
Круглосуточная трансляция из офиса «ЭргоСОЛО»

Поможем бросить курить
Все права на материалы, находящиеся на сайте ergosolo.ru, охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, об авторском праве и смежных правах.
Использование материалов сайта без разрешения ООО "ЭргоСоло" ЗАПРЕЩЕНО!
return_links(); ?>