СОЛО на клавиатуре

Разговор в автобусе: ИТ и дети

i-business.ru
08.08.2012

Было холодно, сыро и пасмурно, нужно было добраться с одного конца города на другой, так что я забрался на заднее сиденье автобуса и совсем было уже приготовился заткнуть уши музыкой на следующий час. Но рядом со мной приземлился необычный сосед — и я забыл про наушники.

Сосед — как потом выяснилось, 12 лет, так что дабы соблюсти права ребёнка, условно назовём его Мишей — извлёк из кармана нечто совершенно неописуемое, приложил это к уху и начал разговаривать. Удивить меня новой «железкой», скажу прямо, нелегко. Я видел, щупал или по крайней мере писал обо всём, что случилось интересного в мобильной электронике за последние двадцать лет. Но такое?! Прямоугольная фиговина размером с детскую ладонь, с клавиатурой, но без малейшего подобия дисплея, вместо которого торчали только два совершенно необъяснимых штыря, должна была быть телефоном — и, как выяснилось вскоре, она телефоном и была: старенькой «раскладушкой» с оторванной верхней частью.

Не желая выглядеть в детских глазах совсем уж идиотом, я не стал спрашивать, откуда в этом чудесном устройстве исходит звук. Однако контакт был установлен и в следующие пятнадцать минут у нас завязался такой оживлённый диалог, что окружающие не могли сдержать улыбок. Впрочем, полагаю, улыбались они больше самому факту того, что мы с Мишкой (а я почти втрое его старше) нашли общую тему. Потому что во всём остальном наша беседа была для них разговором марсианина с юпитерианцем: насыщенная сленгом до такой степени, что русского в ней оставались только транслитерированные термины, союзы и междометия.

Телефон стал только завязкой. Основная дискуссия развернулась вокруг следующего устройства, извлечённого моим попутчиком из поистине бездонных карманов (привет Тому Сойеру!): видавшей виды, но всё ещё фунциклирующей Sony PSP, кажется, второй модели. Изборождённый вековыми царапинами экран, разболтанные кнопки, отсутствие задней крышки, микропривод, используемый для складирования флэш-карточек...


Мишка и его PSP (фотографировать я не стал, так что картинка выше — просто для иллюстрации) — живой пример того, как однобоко взрослые понимают компьютерные игры. Это для нас игрушки — всего всего лишь способ убить время. Для ребёнка игра служит проводником в мир высоких технологий. Оттолкнувшись от необходимости запустить новую игру на старом железе, он самостоятельно, мимоходом освоит все вспомогательные инструменты и концепции, которые потребуются для этого (фото: Dan Taylor)

Когда же Мишка, неуловимо быстро пробежавшись по кнопкам, извлёк на дисплей подобие текстовой консоли (PSP была явно «перепрошитой»), я забыл о всяких приличиях и только тихо, восхищённо матерился. Обожаю электронику, эксплуатируемую на грани возможного, в экстремальных режимах и условиях — вот это, по-моему, и есть настоящий киберпанк, а вовсе не девчонки в противогазах и болотниках!

Впрочем втереться в доверие и фактически провести интервью (прости, Мишка!) мне удалось не только и не столько благодаря неподдельному восхищению. Полагаю, я завоевал доверие мальчугана, когда в процессе демонстрации одного из приложений (а-ля Фотошоп) показал своё знание термина «шаринган». Лица до 18, читающие эти строки, конечно, в курсе о чём речь. Для стариков поясню: шаринган — это такая волшебная загогулина из японского мультсериала «Наруто». Мне повезло, моя супруга переболела «нарутой» в детстве, так что я владею базовой терминологией (слабенько, полагаю, на уровне пятого кю по шкале нарутоманов) и при случае могу блеснуть.

О чём мы говорили? Переводя с технического на русский, о компьютерном житье-бытье. Мишка помешан на цифровой технике, главным образом на PSP, доставшейся ему, видимо, из третьих рук. Но он на короткой ноге и с персоналкой. Уже после довольно хаотичной беседы, анализируя её, я выделил три ключевых момента. Первый касается глубины понимания обсуждавшихся тем.

Повторюсь, наш разговор был до предела насыщен специальными терминами. С вай-фая и мемори-стиков мы переходили к тач-скрину и сенсорным панелям Виты (речь о PS Vita), а оттуда сваливались на микродрайв, софт и прошивки. Но меня поразило даже не то, как легко оперирует терминологией подросток (в конце концов иностранные слова несложно тупо заучить), но то, что он понимает физику спрятанных под нею процессов, знает не только формулировки ИТ-концепций, но и их механику.

Мне есть с кем сравнивать. Для моей мамы, недавно вышедшей на пенсию, даже браузер остаётся в значительной степени чёрной магией — несмотря на то, что я уже несколько лет провожу регулярные «тренировки». Да, на своей линуксовой PC она теперь в состоянии почитать новости в Сети и отыскать через Google рецептуру лекарства, но малейшее отклонение от изученных основ ставит её в тупик. Мой сосед по автобусу принадлежит к новому поколению, не просто выросшему на цифровой технике, но выросшему в эпоху, когда такая техника уже не является диковинкой.

Мишка, по всей видимости, впитал цифру вместе с кефиром с молочной кухни. И теперь он не просто знает термин «вай-фай», но понимает, как организуется, например, мультиплей в MMORPG-играх через точку доступа и глобальную сеть. Понимает что такое и для чего нужен блог. Знает, что такое компьютерный вирус, на что он способен и как может быть удалён (и никакого первобытного страха, свойственного старшему поколению!).

Эта глубина важна принципиально. Понимая изнанку ИТ так же хорошо, как мы в детстве понимали, ну, скажем, процесс отливки оловянных солдатиков в глиняных формах, Мишка готов шагнуть дальше — и вмиг оказаться дальше многих из нас. Пока что его образовательная свобода ущемлена родителями: отец запрещает сидеть в Сети больше часа в день (дед — нет, вот он и ехал навестить деда). Но только вопрос времени, когда он достанет помятый ноутбук или Raspberry Pi, и обойдёт досадный лимит.

Второй важный момент связан с пониманием интеллектуальной собственности (ИС). Для Мишки ИС отсутствует как класс. Оригинальный контент для PSP дорог, поэтому мой собеседник сам (!) «перепрошил» приставку, очевидно, лишив её DRM-ограничений, и теперь использует вместо микродисков и Memory Stick обычные карточки микро-SD, на которые можно заливать пиратские софт и фильмы (найденные, как он пояснил, «в Яндексе»). Вопрос «хорошо или плохо» для мальчугана не стоит: он стиснут денежными ограничениями. С точки зрения же внешнего наблюдателя, ситуация двояка.

Плохо, что ещё ребёнок уже привык плевать на авторские права, и родители, очевидно, это поощряют. Но вместе с тем он удовлетворяет свой информационный голод — учится! — привлекая все доступные средства. Мне это напомнило Россию 90-х и восьмибитные «игровые компьютеры», на которых мы учились совершенно так же, не задумываясь, кому принадлежат права на софт и даже схемы самих компьютеров.


Игнорировать интеллектуальную собственность в процессе обучения — конечно плохо. Но может быть пора назвать это национальной особенностью российского образования и легализовать? А то не ровен час возьмём пример с Китая, где жесточайшая конкуренция между абитуриентами уже привела к тому, что некоторые школьники готовятся к вступительным экзаменам под капельницами с питательной смесью (фото: China Daily)

Мы выросли, применив полученные знания, но сегодня детям приходится тяжелей. Цифровой мир с тех пор здорово зарегулировался. Возможно ли нечто подобное сегодня на Западе — в Британии, где с прошлой недели провайдеры начались блокировать The Pirate Bay, в Штатах, где провайдеры близки к тому, чтобы контролировать действия пользователей? В России наплевательство на авторские права пока ещё реальность — и дети ещё могут свободно учиться.

Наконец третий момент связан с пониманием Мишкой ценности цифрового устройства. Ценность определяется в глазах мальчишки не ценой, не модой, не сравнением с новыми моделями, и уж точно не тем, как конкретную «железку» видят рыночные аналитики (мой осторожный спич про умирающие игровые приставки на фоне зеленеющих смартфонов не вызвал даже искорки интереса в детских глазах). Теоретические выкладки для него просто лишены смысла. Ценность конкретного устройства для Мишки и ему подобных определяется практической полезностью.

Когда таких пользователей много, возникает уникальная экосистема, которая использует имеющиеся ресурсы наиболее полно, эффективно. И проблема — уже наша с вами проблема — в том, что пользователей, подобных Мишке, стало слишком мало. Закон Мура сделал нас жертвами маркетинговой гонки, приучил к быстрому, непрерывному росту мощностей, отучил ценить продукт за его возможности. Речь не только о компьютерах или цифровом «железе», программные продукты подчиняются тому же правилу. Если гонка скоростей и миниатюризации в ближайшие десять лет действительно уткнётся в физический барьер, всем нам предстоит стать такими вот Мишками — и снова научиться ценить PC за возможности, а не за красивое лицо.

На прощанье я коротко рассказал своему попутчику, что такое Linux. Я всегда так делаю, встречая людей, брызжущих энергией. Мне кажется, учиться и добиваться новых вершин легче там, где инструменты и само сообщество построены с целью помогать твоему продвижению вперёд, а не сопротивляться. Впрочем это моё личное мнение.


← назадоглавлениедалее →

Оставить комментарий


Ваш комментарий будет опубликован после модерации.


Rambler's Top100
ErgoSolo
© 1997— «ЭргоСОЛО»
Дизайн: Алексей Викторович Андреев
Вебмастер: Евгений Алексеевич Никитин
Пишите нам:
Звоните нам по тел. +7 (495) 995-82-95. Мы работаем круглосуточно. Прямо сейчас на все Ваши вопросы готова ответить наша служба поддержки:
Круглосуточная трансляция из офиса «ЭргоСОЛО»

Поможем бросить курить
Все права на материалы, находящиеся на сайте ergosolo.ru, охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, об авторском праве и смежных правах.
Использование материалов сайта без разрешения ООО "ЭргоСоло" ЗАПРЕЩЕНО!
return_links(); ?>